Гімн промислового ліцею

Слова викладача ліцею
Богуславської Т.П.

Б'ють серця молоді і бурхливі,
Як весняний потужний струмок.
Слався завжди ліцей промисловий
Ти наш дім, наш трамплін до зірок.

З нами майстер надійна опора,
Вчитель нам пояснить від азів.
Слався, слався ліцей промисловий.
База в нас Запоріжабразив.

Вже крокуємо в життя ми сміливо,
Познаємо науку і світ.
Слався завжди, ліцей промисловий,
Ми з тобою у згоді навік.

Мчать за обрій роки,
Вчитель новий буде інших наукам навчать.
Слався, слався, ліцей промисловий.
Будем завжди тебе пам'ятать.

день освобождения Запорожья


С днём освобождения Запорожья!







Запорожье с его гигантской плотиной и огромной электростанцией – гордостью советской энергетики – при наступлении осенью 1943 г. являлось для советского командования особенно важной целью. У Гитлера были также серьезные основания, когда, примерно в середине сентября, он потребовал, чтобы Манштейн создал крупный плацдарм для обороны города и плотины. На кону находилась энергетическая мощность в полтора миллиона киловатт – энергия, питающая западно-украинский промышленный регион. Работы на кировоградских металлургических заводах и шахтах Кривого Рога шли полным ходом. Для Гитлера важными здесь были не только экономические соображениями, но и не менее важными, являлись – стратегические. Пока на восточном берегу существует плацдарм у Запорожья, русские не могут рискнуть пойти в наступление между излучиной Днепра и Азовским морем к низовьям реки и Крыму. Запорожский плацдарм идеально прикрывал фланг 6-й армии и одновременно угрожал советским войскам, наступавшим на Днепропетровск с севера. Запорожье, эта крепость на фланге, предотвращала удар по Крыму. Гитлер поэтому был прав, требуя защищать плацдарм не на жизнь, а на смерть.

1 октября войска советского Юго-Западного фронта предприняли мощное наступление против плацдарма в районе Запорожья и несколько вклинились в оборону 1-й танковой армии. Прорыв был ликвидирован еще до конца дня. Однако, докладывая об успешном отражении атаки, Э. фон Макензен попросил разрешения в любом случае оставить плацдарм, мотивируя это тем, что его оборона потребует слишком много сил. На следующий день русские, понимая, что дошли до рубежа, который немцы намерены отстаивать любой ценой, перешли в наступление на всем Восточном фронте, которое длилось неделю. В течение этой недели войска на Днепре осуществляли перегруппировку и принимали пополнение. 8 октября после совещания в ставке фюрера начальник штаба группы армий «Юг» проинформировал Э. Макензена о том, что Гитлер отверг просьбу об эвакуации плацдарма в районе Запорожья, так как этот маневр оголил бы левый фланг 6-й армии. Мысли Гитлера в точности совпали с намерениями советской Ставки, где считали плацдарм ключом к освобождению восточного берега в нижнем течении Днепра. Задача по ликвидации плацдарма была поставлена перед 3-м Украинским фронтом.

Этот бастион немцы защищали силами шести дивизий и одного полка тяжелых штурмовых орудий. А советское Верховное главнокомандование сосредоточило против немцев три армии, воздушную армию и два танковых корпуса – включая такое знаменитое объединение, как 8-я гвардейская армия генерала Чуйкова, защитника Сталинграда.
10 октября генерал Малиновский начал новую атаку. Наступление началось с массированного артиллерийского огня из всех орудий. Впервые русские задействовали отдельные артиллерийские дивизии. Это обеспечило быстрое сосредоточение огня на ключевых точках – дело первейшей важности в подобных сражениях на прорыв. Интенсивность обстрела немецких линий у Запорожья была беспрецедентной, советские артиллеристы буквально завалили снарядами внешний оборонительный обвод немцев. В этот день немцам удалось ликвидировать прорывы советских частей. Плацдарм устоял, но на второй день Э. Макензен отметил, что потери его войск были настолько высоки, что они не смогут удержаться на плацдарме более чем еще несколько дней. На следующий день он доложил о брешах, образовавшихся в обороне его войск, которые нечем было прикрыть. Далее генерал заявил, что, удерживая плацдарм, он рискует остаться без достаточного количества солдат для организации обороны на другом берегу. То же самое произошло и на следующий день. Русская атака. Немецкая контратака. Русские подтягивали из тыла свежие силы, советские войска шли в атаку, немцы отражали атаку, русские отступали, но снова шли в атаку...

13 октября, на четвертый день битвы, советским войскам удалось совершить крупное вклинение в немецкую оборону. Наступил кризис. Угроза прорыва к плотине стала реальной. Советская артиллерия впервые целенаправленно обстреляла плотину. Советские части совершили новое глубокое танковое вклинение в направлении водохранилища, но немцам удалось его блокировать. К исходу суток 13 октября в результате смелой танковой атаки они прорвали оборону на юго-восточном (23-й танковый корпус) и северо-восточном (1-й мехкорпус) участках плацдарма, оттеснили оборонявшихся немцев к окраинам Запорожья и загнали немецкую 1-ю танковую армию за Днепр (не давая врагу передышки после тяжелых боев 10-13 октября, более 200 танков и САУ начали после 22.00 13 октября первый в истории ночной танковый штурм, рано утром ворвались в Запорожье и к концу дня вместе с пехотой овладели городом, ликвидировав плацдарм.

Немцы заложили двести тонн динамита (вес десяти груженых вагонов) в турбинный зал электростанции. Сорок тонн динамита разместили в минных камерах непосредственно в плотине плюс ещё сто авиационных бомб, все по 500 килограммов, что составляет ещё пятьдесят тонн. Немецкое командование назначило взрыв железнодорожного моста на 18 часов 45 минут, плотины – на 20.00. Но связи с 16-й мотопехотной дивизией, прикрывавшей мост и плотину, не было. Все Запорожье горело. Даже деревья вдоль дороги пылали как факелы. Подозрительно большое количество войск спешило на запад в направлении железнодорожного моста, однако никто из них не знал, где сейчас находится командный пункт 16-й мотопехотной дивизии. После оповещения 16-й мотопехотной дивизии о времени взрыва, с 14 на 15 октября, около полуночи, мост и плотина были взорваны. Раздался страшный гром, однако, несмотря на огромное количество взрывчатки, в массивной 800-метровой бетонной плотине образовалось лишь несколько проломов, через них с ревом понеслась вода. Волна высотой в несколько метров накрыла землю и деревни в долине реки. Советским армейским саперам удалось под самым носом врага перерезать кабель, ведущий к зарядам, и предотвратить полное разрушение Днепрогэса. Тем не менее, аванкамерный мост, часть плотины, машинный зал фашисты успели разрушить.